К началу 17 века европа

К началу 17 века Европа оказалась разделена на несколько крупных государственных образований и союзов, противостоящих друг другу. Габсбургская империя охватывала территории Германских государств, Австрии, Венгрии, Чехии, Испании, части Северной и Южной Италии. Габсбурги стремились расширить собственные владения под различными предлогами, в том числе и в целях борьбы с растущим влиянием реформации, а также ввиду их желания возродить единое Христианское государство, наподобие Западной Римской империи под властью своей династии.

Однако подобные замыслы наталкивались на ожесточённое сопротивление как внутри их многонациональной и децентрализованной империи, так и во вне этого государственного образования. Прежде всего следует упомянуть о крупных независимых государствах Европы в лице Англии, Франции, Швеции. Эти страны встали на путь построения собственной общественной и социально-экономической, политической модели. Национальные правительства этих государств всё больше тяготились давлением Рима и уж тем более противились всяким попыткам императоров диктовать всей Европе свою волю. Предпосылки крупномасштабной войны складывались на протяжении всего 16 века, когда конфликт между зарождавшимся протестантизмом и католичеством приобретал политическую окраску. Многие страны, воспользовавшись церковным расколом, прямо или косвенно поддерживал еретиков или отделяли местную церковь от римской.

Наиболее ярким событием второй половины 16 века была война между Испанской империей с одной стороны и Англией и Нидерландами с другой. Революция в Нидерландах открыла путь к дальнейшему развитию буржуазных отношений и закрепила новый уклад экономических и социальных отношений, что привело в свою очередь к 50-летней войне с Испанией, которая не собиралась расставаться с колонией, приносившей Габсбургам в 4 раза больше доходов, нежели все владения в Новом свете. Голландия подверглась страшному разорению и опустошению со стороны испанцев и инквизиторов-иезуитов, развернувшими против местного населения невиданный доселе религиозный террор и приговорившими все 3 млн голландцев к сожжению на костре. Многие города были разрушены или затоплены, состоятельные классы лишились значительной части имущества, которое переходило в собственность испанской короне. Тем не менее, население героически сопротивлялось захватчикам: горожане уничтожали дамбы и затапливали собственные города, в которые врывались испанские войска, на суше и на море развернулась партизанская война. Повстанцы-гёзы громили испанские и церковные тюрьмы, суды и учреждения, уничтожали небольшие воинские подразделения и порой захватывали целые торговые эскадры, убивали инквизиторов, чиновников и сборщиков налогов. После уничтожения непобедимой армады в 1588 году англичанами и морскими штормами испанцам было всё труднее перебрасывать войска в Нидерланды. Удерживать нелояльную территорию в условиях войны с Англией стало невозможно. И, хотя Испания в течение последующих столетий не признавала независимость Нидерландов и неоднократно вновь начинала войны против этой страны, национально-освободительное движение в Голландии одержало первую внушительную победу над колониализмом со стороны реакционной Испании и религиозными пережитками, установив новый буржуазный строй взамен устаревавшего феодального. Подобные же процессы постепенно набирали силу во всех остальных государствах Европы, в первую очередь в Англии и в северных немецких государствах.

Религиозные войны затронули и Габсбургскую империю, в которой реформаторские течения причудливо сочетались с антифеодальными беспорядками и выступлениями со стороны крестьян и крупных торгово-ремесленных центров, а также с желанием местных князьков абстрагироваться от центральной власти. Особенно это касалось Германии и Голландии. Неудивительно, что к концу 16-началу 17 века сама империя Габсбургов оказалась ареной ожесточённого противостояния различных религиозных, политических, экономических и социальных укладов. Северные немецкие города и области были ориентированы на торгово-ремесленный уклад, ставший основой для накапливания капиталов в руках купечества и городской аристократии. В то же время, вне городов по-прежнему господствовали феодальные отношения. Особенно ярко это проявилось в Италии, где борьба городов-коммун против сеньоров-землевладельцев носила крайне ожесточённый и непримиримый характер в течение столетий, ещё начиная с 12-13 века. В южных землях Священной Римской империи города не играли такой важной роли и по сути подчинялись местным князьям-феодалам. Однако и те, и другие были заинтересованы в децентрализации и раздробленности, препятствуя тем самым любым усилиям императоров по объединению страны.

В ходе религиозных войн 16 века Северные и Южные земли, несмотря на взаимные усобицы и религиозные различия, выступили единым фронтом против попыток Габсбургов усилить своё влияние в Священной Римской империи. Это государственное образование продолжало оставаться лишь пустой формальностью, которая де-факто ни к чему не обязывало входивших в её состав субъекты. В империи не было ни единых границ, ни общих налогов или законов, ни общей единой армии, валюты или даже религии и языка. Разными были и социально-экономические и политические уклады входивших в её состав областей. Всё это делало империю неполноценным, искусственным образованием, которое лишь закрепляло раздробленность входивших в её состав территорий, препятствуя появлению какого-либо сильного государства, претендовавшего на объединение разрозненных земель и областей.

Далее излюбленной тактикой Габсбургов станет именно разделение и стравливание между собой германских государств в целях недопущения появления какой-либо конкуренции их собственному домену – Австрийскому эрцгерцогству, а в самой Австрии появится уйма историков-философов на государственной службе, которые будут доказывать, что немцы являются неполноценной ветвью германских народов, будучи неспособными создать нормальное государство с адекватным управлением. Довольно ярко выраженный австрийский национализм позднее в 20 веке вовсе исчезнет без следа, поскольку австрийцы поголовно будут поддерживать присоединение Австрии к Третьему Рейху. Ирония, однако.

Но в 16-17 веке Габсбурги всё ещё вынашивали планы централизации своих разрозненных владений и возрождения Западной Римской империи или, по меньшей мере, империи Карла Великого. Де-факто проиграв религиозную войну и признав многообразие религий в Священной Римской империи по Аугсбургскому миру 1555 года, что было закреплено принципом “чья земля, того и вера”, Габсбурги по-прежнему считали возможным реставрацию былой мощи императоров и Западного христианско-католического мира.

Но на этом пути существовало очень много трудностей. Во-первых, вышеупомянутое устройство Священной Римской империи до невозможности связывало руки императорам, сделав их титул пустой формальностью. Во-вторых, в те годы на глазах рушилась единая религиозно-идеологическая база Западной Европы, казавшаяся доселе незыблимой. Католическая церковь всё больше теряла авторитет, многие государства отделили свои церкви от Рима. Европа лишалась объединяющей религиозной составляющей, что усложняло возможные попытки реставрации какого-либо единого политического образования на территориях западноевропейских областей. Разумеется Габсбурги это понимали и стремились сохранить общий культурно-религиозный пласт в виде католичества в качестве идеологической основы будущего объединения, хотя их отношения с Папством на протяжении длительного времени были весьма непростыми ( достаточно вспомнить разграбление Рима мятежными войсками Карла V Габсбурга в 1527 году). В-третих, Габсбургам приходилось вести тяжёлые войны против Османской империи на Северных Балканах и даже в Центральной Европе, хотят тут у них был союзник в лице Речи Посполитой, что не всегда спасало от совместных сокрушительных поражений от турков. Да и, к тому же, саму Речь Посполитую крепким государством назвать было нельзя. Её постоянно раздирали внутренние распри и антифеодальные восстания. Ну и наконец, наличие мощных централизованных монархий в Западной и Северной Европе ставило на затее Габсбургов жирный крест, поскольку их децентрализованная и раздробленная империя ( за исключением Испании и Австрии ) не могла эффективно противостоять таким серьёзным соперникам, учитывая вышеперечисленные трудности.

Однако отдельные осколки этой империи были весьма мощными государствами, способными побороться за гегемонию в Европе. В борьбе с национальными государствами вроде Англии и Франции Габсбурги опирались на Испанию и её колонии, а в противостоянии внутри Германской империи – на Австрийский домен. Этих сил хватило бы, чтобы поддерживать текущее положение дел, но этого было недостаточно для сокрушения развитых стран того времени, что доказала грядущая Тридцатилетняя война, о которой я напишу в следующей статье.

___________________________________________________________________________________

Примечание: на карте зелёным цветом показаны владения Габсбургов в Европе в 16-17 веках


$1.00*/ mo Managed WordPress hosting! Everything you need to succeed online with GoDaddy!

5 Comments

  • Yakob Rihter

    16.06.2019

    [id94938311|Ян], возможно

  • Yakob Rihter

    16.06.2019

    [id94938311|Ян], есть такое

  • Ян Янов

    16.06.2019

    если бы захватили юг Франции и Италию и они оба были слабы и раздроблены из-за феодальной раздробленности и дальше объединили все части Империи в одну сделали бы испанский единственным языком и создали бы большую испанскую нацию и вместо негров можно было бы в америки и африки и азию вместо рабов завозить белых крепостных и заменять ими местных в итоге вместо 7 млрдов небелых жило бы 7 млрдов белых!!!!!!!

Comments are closed.